Как сложится судьба людей, родившихся в немусульманских странах?

Это один из давно и часто задаваемых вопросов, и, видимо, его хотят сделать предметом спора. “Мы попадем в рай, потому что верим в Аллаха и Его Пророка. А смогут ли достичь того духовного горизонта которого удостоились мы, люди не обладающие теми же возможностями, что и мы, люди, родившиеся вдали от исламского мира, например, в Париже, Лондоне, Москве, или они попадут в ад"? В этом вопросе проглядывает стремление показать себя “более милостивым", чем Великий и Всемогущий Аллах, а также таится скрытая критика ислама...

Во-первых, в отличие от того, как это сформулировано в вопросе и как это представляют себе многие, нет предписания, согласно которому “люди, живущие в далеких от нас странах, попадут в ад". Туда попадут те, кто знает о миссии Пророка Мухаммада (с.а.с.), кто слышал его призыв, видел источаемый им свет, но упрямо закрывает глаза и затыкает уши И не только те, кто живут в немусульманских государствах, но и живущие у нас в стране, зная о деле нашего Пророка (с.а.с.), не отвечают на его призыв, отрицают проповедуемые им истины и не следуют за ним. Они также попадут в ад и будут обречены на вечное мучение.

Уповая на бесконечную милость Господа, мы молим Его, чтобы Он сделал нас одними из тех, кто откликается на призыв Пророка, кто следует за Ним, кто поддерживает Его и тогда, когда все забывают о Нем!..

Эта тема изучена и детально проанализирована богословами, издавна толкующими Коран и сунну на основе разума, логики, здравомыслия и философии. Действительно, попадут ли в ад вместе с отвергнувшими Истину и те, кто не имеет возможности принять ее? Или же между ними есть разница?

Нужно ли рассматривать подобные вопросы в дни, когда перед нами стоит множество важных проблем? Каково воздаяние за ответы на эти вопросы в загробном мире? Что обещает их решение нашей повседневной жизни? Настолько ли важно и жизненно необходимо разрешение этой проблемы, чтобы над ней напряженно размышляли руководители крупнейших богословско-правовых школ и отдали этому столько сил?..

Попытаемся изложить суть взглядов имамов - духовных руководителей ведущих богословских школ - на проблему, вызывающую эти и целый ряд подобных вопросов.

Излагая свою концепцию веры, аш'ариты, представляющие одно из двух важных направлений в суннизме говорят, что тот, кто не слышал Имени Создателя, кому не проповедовали о Нем, независимо от того, где и как он живет, считается человеком, живущим в промежуток времени между двумя пророками (имеются в виду Иисус Христос и Мухаммад), а потому он спасется. Если вы, мусульмане, не донесли послание нашего Пророка до стран мира, объятых невежеством, то, согласно аш'аритам, жители этих стран спасутся. Всевышний вознаградит их за содеянное добро и дарует им место в раю...

Матуридиты же считают, что если человек благодаря своему разуму познает Творца, то он спасется независимо от того, знает он Его имя или нет. Однако он не спасется (пусть даже говоря условно) если своим разумом не смог постичь Создателя, то он не спасется. По сути эти два мнения при некоторых различиях довольно близки друг к другу. Согласно Матуриди, где бы ни находился человек - в горах, на холме, в пустыне, все, что он видит и слышит: восход и закат солнца и луны, сияние звезд, тысячи красот земли и порядок, царящий на ней, величие гор, ветерок, дующий с холмов, громкий шелест рощ, нежное покачивание деревьев и трав, капризную улыбку цветов - все это представляет собой красноречиво повествующее о Нем таинственное послание от Всевышнего. Любой разумный человек, видя эти ослепительно красивые, заставляющие трепетать сердце картины, видя эту игру цветов и звуков, заметит за всем этим таинственную Власть Всевышнего и обязательно поверит в существование Творца. И даже если он не знает Его Имени, Его книг и посланников, он непременно спасется.

Именно поэтому мы не говорим и не можем сказать опрометчиво о людях, живущих в других странах: “Раз не уверовал, значит, попадет в ад". Ведь мнение основателей богословских школ, по крайней мере, вынуждает нас молчать по этому поводу...

Вывод, к которому пришел имам Аль-Аш'ари1, опирается на аят:

“...И никогда никто не был наказан Нами,
Пока Мы не послали (к ним)
Посланника (с предупреждением о каре
И наставлением на правый путь)".
(Священный Коран, 17:15).

Действительно, Аллах сказал в Коране: “...Покуда не послали Пророка, наказывать не будем". Значит тот, кто не видел Пророка и не слышал о нем, возможно, не будет наказан и подвергнут мучениям.

По мнению высокочтимого Матуриди, разум, как это было установлено при рассмотрении темы взаимосвязи прекрасного и грешного, является очень важным элементом. Разумом человек определяет понятия: например, сказать, что красиво, а что - нет. Однако ошибочно предполагать, что с помощью разума можно познать все. Именно поэтому Аллах предписал хорошее и запретил плохое, не оставив решение этого важного вопроса на усмотрение человеческого разума, который всегда может ошибиться. Его откровения все упорядочили и разъяснили, а пророки подтвердили их. Ни один вопрос не остался без ответа. Согласно матуридитам, разумом можно понять всю пагубность прелюбодеяния, потому что в результате его возникает путаница с потомством. Чье наследство достанется ребенку, рожденному в блуде? Кому достанется наследство, если женщина не была порядочной и происхождение ребенка вызывает сомнения? Значит, с помощью разума можно прийти к тому, что прелюбодеяние безобразно. Так же можно понять, что воровство - гнусная вещь, ибо подло отнимать у человека то, что он заработал потом и кровью. Разумом можно понять и мерзость пьянства, ведь оно разрушает человека, отрицательно отражается на потомстве и вызывает ряд заболеваний. Множество подобных истин можно постичь с помощью разума.

То же самое можно сказать и о понятиях “хорошо" и “красиво". Прекрасны справедливость, стремление делать добро другим людям, и это также можно понять благодаря разуму. А Коран и сунна дали нам по этому вопросу чрезвычайно четкие повеления, просветили нас, уберегли от заблуждений.

Точно так же прекрасна и вера в Аллаха, ведь благодаря ей человек обретает уверенность. Уже в этом мире он касается головой рая и видит красоту иного мира. Дорога, ведущая к вере, может быть найдена благодаря разуму и размышлениям. Это почувствовал даже бедуин, который пришел к Хранителю Послания. Как мы уже знаем, на вопрос, как он нашел дорогу к Всевышнему, тот ответил: “Верблюжий помет и следы верблюда на земле свидетельствуют о том, что здесь проходил верблюд. Разве не будут небо, с его гармонией созвездий, и земля, с ее многообразной красотой свидетельствовать о Всезнающем Аллахе?" Значит, даже погонщик верблюдов может собственным умом прийти к тому, что существует умело управляющее всем миром и осведомленное обо всем Сущее. Таким образом, нельзя полностью отрицать рациональное начало в вере.

Исходя из этого, Матуриди утверждал, что человек может постичь Творца своим умом. Например, так произошло со многими людьми, жившими в эпоху джахилии и в период между двумя пророками. Один из них, Варака бин Навфаль - двоюродный брат Хадиджи, женщины с большой буквы. Когда к нашему Пророку (с.а.с.) пришло первое откровение, и он увидел между небом и землей распростершего свои крылья ангела Джабраила во всем его величии, он вздрогнул, бросился домой и рассказал обо всем матери правоверных Хадидже (р.а.). Она отвела Пророка к Вараке, поскольку именно этот человек еще до того как Мухаммад (а.с.) был удостоен пророческой миссии, понял, что существует Великий Творец, догадался, что идолы ничего не создавали и разумом поверил в существование Аллаха... Еще один такой человек - Зейд, дядя досточтимого Омара. Повернувшись спиной к идолам, он неоднократно говорил: “Не надо им поклоняться, не в них истина. Есть Создатель, но я не знаю, кто Он!" Перед смертью он собрал членов своей семьи, в том числе Омара и сына своего Саида, и сказал: “Я верю в существование религии Аллаха, приметы которой, тень которой вижу над нашими головами".

Он говорил это в то время, когда наш Пророк только-только объявил о своей пророческой миссии, а может быть даже раньше: “Я ощущаю тень этой религии над нашими головами. Как только она обнаружится, не теряя времени, примите ее". Это показывает, что многое он понял благодаря своему разуму и проницательности, в том числе и то, что вещи, созданные человеческими руками, никак не могут быть божеством. Человек не нуждается ни в одном идоле, ни в одной статуе, созданной своими же руками. Фактически, они сами нуждаются в человеке. Как же они могут удовлетворить потребности людей, если сами зависят от них?

Следовательно, с помощью даже такого простого рассуждения любой человек может познать Сущее, умело управляющее небесами и землей. Пусть Зейд и Варака будут своего рода призывом, обращенным к совести их родных и близких! А сейчас вернемся назад и повторим вопрос: “Обязательно ли попадут в ад люди, родившиеся за пределами исламских стран"? Да, те кто слышал о Пророке (с.а.с.), кто был свидетелем его пророчества, но не посчитал нужным в него вникнуть и разобраться, попадут в ад. Но те, которые были лишены даже малейшей возможности узнать об истине, выросшие во тьме невежества, вскормленные этой тьмой, прожившие всю свою жизнь во тьме, надеемся, удостоятся Милости Всевышнего и не будут наказаны...

С вашего позволения, я хотел бы осветить и другой аспект этого вопроса. Первые мусульмане, достойно представляя ислам, распространяли послания Пророка во всех уголках мира и тем самым будили совесть людей. Сегодня даже в преданиях о них чувствуется такое величие духа, что человек, задумавшись о проповедуемых ими истинах, понимает: человечество не может остаться равнодушным к принесенным теми людьми посланиям. Эти в высшей степени бесстрашные, неутомимые, беззаветно преданные своему делу люди за очень небольшой промежуток времени вызвали во всем мире такое волнение, что не осталось места, где бы не был услышан их голос. И свет ислама озарил даже самые темные, самые мрачные уголки этого мира. Да, они довольно быстро и энергично распространяли ислам, донеся откровения Корана от Персидского залива до Аральского моря, от берегов Анатолии до Китайской стены. Ислам достиг этих пределов в период правления досточтимого Омара, а во времена халифа Муавии2 благодаря Укбе бин Нафи3 достиг Гибралтарского пролива. Берберы из стран Магриба приняли ислам и выполняли только его предписания. А ведь не прошло и тридцати лет с того дня, когда началась проповедь ислама. За эти тридцать лет в четырех сторонах света факелы ислама осветили мир.

Куда бы ни ступала нога этих людей, они везде бескорыстно представляли ислам, поэтому все любили и почитали их и сроднились с ними. Причем настолько, что христиане и иудеи предпочитали их своим единоверцам. Досточтимый Омар, направившийся к мечети аль-Акса, а также Абу Убайда4, вступивший в Дамаск, были встречены с любовью. Более того, когда встал вопрос об отступлении мусульман из Дамаска, христиане вместе со своими монахами и священниками заполнили церкви и молились о том, чтобы Всевышний не лишил их покровительства мусульман. Они сказали: “Если Богу будет угодно, вы вернетесь так же, как уходите. Мы будем платить налог-джизью и находиться под вашей опекой". Благодаря впечатлению, произведенному первыми мусульманами, поток людей, принимающих ислам, был невероятно велик. Фактически человек, увидевший благословенное общество, в котором каждый был подобен досточтимому Омару, не мог не стать мусульманином!.. Эти удивительные герои, покорно совершавшие богослужение по ночам и раздиравшие сердца своими стенаниями, а днем гарцевавшие на конях с мечами в руках, эти “рухбанун филлайли ва фурсанун финнахари" (“монахи ночью и рыцари днем") настолько покорили сердца людей, что не было никакого сомнения: в ближайшем будущем двери во всем мире откроются перед ними.

Мы сейчас не можем изменить положение дел на одном острове, не в состоянии поддерживать порядок на принадлежащих нам территориях, а они внушали такое доверие, были так проницательны, умелы и благочестивы, что перед ними настежь открывались двери крепостей, им присваивались звания почетных граждан и вручались не символические, а настоящие ключи.

Когда территория современной Сирии и Палестины перешла к мусульманам, их военачальники потребовали ключи от мечети аль-Акса. Служащий же в ней священник настаивал: “Мы знаем человека, который должен получить ключи от мечети аль-Акса и не можем дать их кому-либо другому". Шли переговоры, а досточтимый Омар тем временем давно уже был в дороге и направлялся к ним... И никто не знал, как он добирается, но христианскому священнику это было известно. Омар отправился в дорогу на верблюде, купленном на казенные деньги. Тогда люди передвигались на лошадях, но у Омара не было ее. Он ехал верхом на верблюде, меняясь со своим слугой. Когда они приблизились к переправе через реку Иордан, военачальники взмолились, чтобы очередь сесть на верблюда перешла к Омару. Ведь было бы стыдно, если бы византийский народ, не видевший в своих дворцах ничего, кроме роскоши и великолепия, увидел халифа, повелителя мусульман с закатанными шароварами, держащим за узду верблюда, на котором сидит его слуга.

Однако постыдным и позорящим поступком на самом деле является несправедливость и отрицание правды, а досточтимый Омар избегал их совершать. Пока военачальники умоляли, Аллах (хвала Ему) распорядился наилучшим образом. Как раз в тот момент, когда путники должны были перейти реку, очередь держать поводья перешла к досточтимому Омару. Он спешился, и на его место сел слуга. Халиф взялся за поводья, и так они переправились через реку!.. Пока он путешествовал, одежда его изодралась от трения о седло. Кто знает, сколько раз он брал в руки иголку с ниткой и ставил заплаты на свою одежду... В день, когда он добрался до мечети аль-Акса, на его одежде было четырнадцать заплат. Увидевший все это священник воскликнул: “Вот тот человек, который описан в наших книгах". Оказывается, по предсказаниям их наставников им было известно, как досточтимый Омар совершит путешествие. По этим приметам священник сразу узнал Омара и сказал: “Мы отдадим ключ только ему!"

Ключи были вручены ему, аль-Акса была передана мусульманам, и это привело к массовому принятию ислама.

Я привел эти примеры из жизни гордости ислама - досточтимого Омара вовсе не для того, чтобы взволновать вас. Цель моя иная. Хотелось бы спросить, представлен ли сегодня ислам так же достойно, как это было вчера, так, как это подобает его величию? В течение двадцати - двадцати пяти лет, те, о ком я рассказывал, покорили большую часть Африки, дошли до городов: Ташкент, Самарканд, Бухара... На одном дыхании, с первой попытки овладели благословенным миром, воспитавшим и взрастившим таких гениев, как Бухари, Муслим, Тирмизи, Ибн Сина, Бируни, Фараби, установили власть над Кавказом, Азербайджаном, Ираком, Ираном. Они одним усилием во всех странах света провозгласили истину: “Нет Бога кроме Аллаха, а Мухаммад - Пророк Его", донесли послание Ислама до каждого.

Сегодня же мы не можем как подобает объяснить своему собственному миру, не говоря уже о далеких странах. Мы находимся среди тех, кто слушает нас, пытаемся их убедить, но они не верят нам. Наши слова как будто ударяются о ледяную стену, отскакивают и ледышками бьют нас по лицу. Мы беседуем, но никак не можем проникнуть в их души. Говорю я все это не потому, что не испытываю благодарности к Господу за Его безграничную милость, это немыслимо. Просто, сравнивая людей начала исламской эпохи с нами, хочу обратить ваше внимание на то расстояние, которое отделяет нас от соратников Пророка.

Взлетев, как голуби, взыграв, как чистокровные арабские скакуны, понеслись они по белому свету в Иран, Туран, другие страны, чтобы донести божественное послание до каждого... На долю Укбы бин Нафи выпало покорение Африки. Одержанные одна за другой победы сделали Укбу гордостью мусульман, но он был оклеветан завистниками, которые побудили правившего в то время эмира дать приказ заковать его в цепи. Так Укбу отстранили от дела распространения ислама. Закованный в цепи, в течение пяти лет страдавший от душевных ран, он больше всего скорбел о том, что был отстранен от дела распространения Ислама. Он говорил: “Я хочу распространить ислам во всей Африке, но этому мешают. И именно об этом я сожалею". Но в один прекрасный день много навредивший исламу халиф Язид5 освободил Укбу, назначил его наместником в Африке и тем самым совершил величайшее дело, уравновесил содеянное им добро и зло, поскольку начавший было задыхаться процесс распространения ислама возродился, а Укба, таким образом, достиг вершины своего величия. Он погнал своего коня к Атлантическому океану и, войдя в него на скаку, воскликнул: “О, Аллах! Если бы не это безбрежное море, что встретилось на моем пути, я бы донес Твое высокое Имя до стран, лежащих на том его берегу!" Таким ему представлялся мир. Вполне возможно, если бы ему рассказали о Новом Свете, он стал бы искать возможности туда добраться...

Да, в эпоху, когда жили эти люди, зримо ощущался дух мусульманства, который был доступен каждому. Мусульмане страдали оттого, что были места, куда они не донесли этот дух. Мы же не смогли достойно представлять ислам, не смогли молниеносно распространить его по всему белому свету. В отличие от них мы не сделали решение этой задачи смыслом своей жизни, не смогли пренебречь личными делами и ни разу не забыли дорогу к своим домам. Правда, и мы отправлялись в страны не проповедующие ислам, но в погоне за долларами, марками, франками, шиллингами, а вовсе не для того, чтобы донести туда великое Имя Аллаха, поэтому и не смогли внушить их жителям великие истины. И если сегодня они по причине нашего равнодушия, беспомощности, бездеятельности пребывают в заблуждении и неверии, то за это спросится и с них, и с нас.

Благодаря одному своему другу я посмотрел видеозапись лекции, прочитанной в Европе. Лекция читалась по-немецки, и я не понял ни единого слова. Но это зрелище мне объяснило многое. Незадолго до этого в Берлине я стоял над одной могилой, и чувства переполнили меня. Не удержавшись, я застонал: “Да буду я Твоей жертвой, о Боже! Не сумели мы донести Твое благословенное имя до этих мест и людей, населяющих их". Если б вы знали, какие чувства обуревали меня теперь, когда я смотрел эту кассету с записью лекции молодого мусульманина, которую он читал в голландской церкви и которой внимал ее священник. Голландские женщины, принявшие ислам и сидящие с покрытой головой, другие женщины, горячо стремящиеся узнать больше об исламе... Задаются вопросы, следуют ответы... Я не могу здесь подробно остановиться на них. Но все это представляет собой всего лишь слабый отголосок, своего рода пробу на любительском уровне. Хотя считается, что совершающие подобные попытки следуют дорогой служения, но несомненно, что это не есть еще подлинное служение.

Сегодня мы пока лишь бродим в вестибюле огромного дворца. Нельзя сказать, что мы совершили великие дела. Именно поэтому многие люди все еще пребывают в заблуждении. Иногда мы посещали неисламские страны во имя веры и религии, но не смогли уберечься от бесплодных споров. Вплоть до сего дня мы не смогли представлять ислам так, как это делали досточтимые Омар, Укба бин Нафи, Абу Убайда, Ахнаф бин Кайс, Мугира бин Шу'ба, Каака. Кто знает, сколько раз обрываллись сердца их противников при виде тогобесстрашия, героизма, человечности, убежденности, стойкости, которое они проявляли. И сколько глаз, взглянувших им в глаза, уверовало?.. Об их преданности великому делу и огромном усердии достаточно свидетельствуют завоеванные этими первыми благочестивыми мусульманами страны, которые и сегодня, за редким исключением, населены последователями Пророка!..

И если посмотреть на проблему именно с этой точки зрения, то вы с большим снисхождением отнесетесь к людям, живущим в Париже, Лондоне, Нью-Йорке. Может быть вы даже будете сильно раскаиваться и, обратившись к собственной совести, скажете: “Какой позор! Мы не смогли рассказать и объяснить, не смогли рассеять тьму и принести им свет".

Хочу рассказать то, что запомнил из подлинной истории, поведанной знаменитым проповедником Нурсачаном Ходжой. Один из наших рабочих гостил в доме некоего европейца. Они вместе проводили время, может быть, даже совместно ели и пили. Затем каждый отправлялся по собственным делам. Но мусульманин не пренебрегал своими религиозными обязанностями и разъяснением окружающим ислама. Прошло некоторое время, и хозяин дома принял ислам. И тотчас его жена, как в случае с Амиром ибн Туфайлом, сказала: “Муж мой, до сих пор мы были вместе, будем вместе и впредь. Пройдем вместе через сырат6, будем вместе в раю. Раз ислам - это религия, ведущая людей в рай, и ты принял его, зачем мне отставать от тебя?" Со словами “Ла илаха иллаллаху" она тоже обратилась в ислам. Мусульманами стали и маленькие дети, и другие члены семьи. Знакомство с исламом превратило их дом в подобие райского уголка. Прошло некоторое время, и хозяин вдруг сказал своему духовному наставнику поразительные слова: “Клянусь Аллахом, иногда от радости и чувства ясности, легкости на душе мне хочется обнять тебя и расцеловать. А иногда я так сержусь на тебя, что хочу взять за шиворот, надавать пощечин и избить. Ибо ты пришел в наш дом, стал почетным гостем, а за тобой пришел наш Пророк (да благословит его Аллах и приветствует!). С твоим приходом пришел и Коран, пришла вера в Аллаха. Благодаря тебе наш дом стал райским уголком. Но у меня был отец, чистый и благородный человек. Незадолго до твоего прихода он умер. Почему ты не пришел раньше, чтобы открыть и ему глаза на истину"? По-моему, это откровение воплощает упрек всего христианского и мусульманского мира мусульманам. Мы не смогли пойти туда, не смогли принести им ислам. Но даже там, где были, мы вели себя без должного усердия, так и не сделав их своими единомышленниками. Мы не привили им ислам, не объяснили его, не внедрили в сердца, которые нуждались в нем.

Если позволите, я хотел бы затронуть еще один аспект проблемы. Отдалившие нас от ислама реформаторы обещают народу (выражусь их же словами) достижения в скором времени уровня жизни, сопоставимого с западным. Хотя прошло уже около века, или если взять другую точку отсчета, 150 лет, мы все еще попрошайничаем у дверей Запада. Ничего не изменилось. Мы не продвинулись ни на йоту: и тогда, и сейчас Запад видит в нас дворцовую прислугу, рабов. Прислугу, которая ради каких-то пяти-шести грошей покидает свою родину... А теперь я спрошу вас: “Как вы думаете, почему иноверцы не переходят в ислам, не принимают наши прекрасные принципы? Задумывались ли вы над тем, почему так происходит"? Причина очень проста: если кто-либо с благороднейшими принципами и чудеснейшими посланиями придет к вам, укажет дорогу, ведущую в рай, но сам является вашим слугой и прислуживает вам, делает черную работу, которую вы считаете недостойной себя, разве захотите вы принять его религию?

Сегодня среди людей, которые составляют так называемый исламский мир, нет необходимой сплоченности и организованности. Этот мир не стал тем, чем должен стать, не продемонстрировал своей жизнью, что есть ислам, не представил его достойно, более того продолжает попрошайничать у дверей Запада. Только в том случае, если мы, подобно нашим предкам, будем представлять ислам на самом высоком уровне, с чувством собственного достоинства появившись у дверей Запада как выразители его ценностей, нас станут слушать и воспринимать. Я не скажу, что они правы, когда отказываются принять религию нищих, отказываются слушать тех, кто работает на них. Однако у этих людей есть что привести в свое оправдание, и вполне возможно, что в будущем спросят не только с них, но и с тех, кто под видом представления ислама в действительности порочил его.

По-моему, следует подойти к этой проблеме следующим образом: изучить, какая доля ответственности падает на них и на нас, и вынести справедливое и честное решение. Мы очень далеки от мысли заполнить ад всеми, кто живет за границей, и сторожить его. Точно также мы не питаем совершенно никаких иллюзий по поводу того, что люди, выступающие от имени ислама с состряпанными наспех заявлениями, могут повести за собой мир.

Но мы верим, что когда-нибудь обстановка в нем изменится. Драгоценный, жемчужный мир Среднего Востока, Турция, Египет, Туркестан и другие страны воспрянут. Этот благословенный мир сможет избавиться от суетных желаний, меркантильности и благодаря чистым и бескорыстным людям вновь займет подобающее ему место. Вот тогда нам будут внимать и Восток, и Запад.

Это обязательно произойдет! Более того, процесс уже начался. Современные западные мыслители словно очарованы свежестью ислама. Это дает основание предполагать, что грядут очень серьезные изменения, в том числе и в политической географии. Но эти изменения произведут настоящие цельные личности, а не люди, задавленные повседневной работой, непоследовательные, неспособные, оставляющие решение подобных проблем на потом.

Я уже говорил как-то, что когда наблюдающие за вами из того мира восстанут из могил и укажут на вас: “Посмотрите: это они!" - вы можете считать ваше дело успешно завершенным, а судьбу мира решенной. Да, именно тогда вы будете в расчете с этим миром.



1. Аль-Аш'ари, Абуль-Хасан Али бин Исмаил (873-935) - крупный теолог, основатель аш'аритской школы мусульманского богословия.
2. Муавия бин Абу Суфян (ок. 605-680) - сподвижник Пророка Мухаммада, был назначен его секретарем; первый омейядский халиф.
3. Укба бин Нафи - сподвижник Пророка Мухаммада, командовал мусульманским войском во время похода в Северную Африку.
4. Абу Убайда бин Джаррах - один из сподвижников Пророка Мухаммада, при халифе Омаре был наместником Дамаска.
5. Язид Абу Муавия (648-686) - второй омейядский халиф, во времена его правления произошли трагические события в местности Кербела.
6. Сырат - мост, перекинутый над Адом, по которому люди в Судный день будут проходить в р ай..
Pin It
  • Создано .
© 2021 официальный веб-сайт Фетхуллаха Гюлена. Все права защищены.
fgulen.com - официальный источник информации о Фетхуллахе Гюлене, известном турецком ученом и мыслителе.